Рейс опять отложили. Олег с тоской смотрел на табло аэропорта. На всех рейсах была пометка "задерживается". Он отчаянно опаздывал. Ровно в полдень у него было назначено собеседование по поводу приема на работу в крупную компанию. И его предупредили, что эта компания ценит пунктуальность.

Олег с тоской ходил по залу ожидания. К нему подошел парень в потертом свитере.

- Слушай, тебе лететь надо?

- Да, а что?

- Могу подсобить. Это будет стоить сто баксов.

- Да я то готов, но ведь все рейсы отложены. Нелетная погода.

- Это для коммерческих нелетная, а я тебе предлагаю бесплатную авиакомпанию. Система "Нахалявус". Может, слышал?

- Какая же она бесплатная, если ты деньги берешь?

- Да это компания бесплатная, а с тебя я за консультацию деньги беру.

- Ну хорошо, пошли, только быстрее.

- Сначала деньги давай.

Олег протянул ему купюру. Парень внимательно осмотрел ее, спрятал в карман и повел Олега к выходу из аэропорта.

По дороге парень просвещал Олега.

- Это компания бесплатная, но возможностей у нее гораздо больше. Летают в любую погоду. Садятся на любой аэродром. У них надежность не чета этим.

Они вышли из здания аэропорта. Летное поле застилал густой туман. Пройдя мимо здания аэропорта, они обогнули кучу металлолома и теперь пробирались мимо наваленных ящиков.

- Вот иди к тому сараю. Там скажешь летчику, куда тебя везти. Его зовут Торвальдыч. Запомнил?

- Запомнил, спасибо! - ответил Олег.

Он подошел к сараю и постучал.

Ему навстречу вышел бородатый мужичок в летной фуражке.

- Мне Торвальдыча, - сказал Олег.

- Это я, - ответил бородач.

- Мне лететь срочно надо, а... - неуверенно начал Олег, но Торвальдыч сразу перебил его.

- А "Боинги" небось не летают? Тумана боятся. Рожденный ползать летать не может! Мастдаю мастдайная смерть!

- Что, не понял? - спросил Олег.

- Неважно, - ответил Торвальдыч. - Правильно, что вы обратились в авиакомпанию <Нахалявус>. За нашей системой будущее.

- Только мне срочно, - сказал Олег.

- Да мы мигом. У нас же не то, что у этих. У нас авиация с открытыми чертежами. Взлет мгновенный.

Он распахнул двери ангара. Олег изумленно взглянул на самолет. Самолет представлял собой конструкцию из одной рамы с хвостом, но без крыльев, на которой стоял блестящий от смазки двигатель.

- Нравится? - гордо спросил Торвальдыч. - Такого движка ты небось не видел! Движок от "Мессершмита", работает как новый. Надежность зашкаливает.

- А куда мне садиться? - боязливо спросил Олег.

- В этом-то и дело. В этом самолете ничего лишнего. Можешь поставить любое свое кресло.

- Но у меня нет кресла!

- Это не важно. Он и так полетит.

- Ладно, давайте лететь.

- Давай двести баксов.

- Так у вас же бесплатная компания.

- Ну да, если ты сам полетишь, то полет бесплатный. А если я тебя везу, то ты оплачиваешь услуги пилота. Разве это несправедливо?

- Да, конечно, справедливо. - Олегу было уже все равно. - Полетели.

Он пристроился на раме и уцепился за поручни.

- Подожди, слезь пока, я только соберу самолет. Видишь, как удобно. Самолет системы "Нахалявус" собирается под конкретный полет. Причем все функционирует одновременно. Мы можем перевозить пассажиров и одновременно опылять поля. А попробуй это сделать на "Боинге".

- Но мне не надо опылять поля, - сказал Олег.

- Ну и прекрасно, - обрадовался Торвальдыч. - Вот мы сейчас поля опылять не собираемся, значит, опылитель можем не ставить. Машина будет легче, топлива возьмем меньше, а скорость будет выше. Кумекаешь?

- Ну, в принципе, да... - ответил Олег. Но Торвальдыч вошел в раж.

- Посмотри вокруг, видишь эти чертежи? - махнул он рукой. Олег оглянулся. По всем стенам сарая были развешены чертежи.

- Все чертежи абсолютно открыты. Я про любую деталь знаю все до тонкостей. Вот потребовался бы тебе опылитель, а на "Боинг" ты его уже не присобачишь. Чертежей-то нет. А попроси ты чертежи у "Боинга", он тебе их даст, как же! И вообще, у "Боинга" штаб-квартира в Сиэттле. Я тебе скажу, что у всех компаний, у кого штаб-квартира в Сиэттле, у них не все дома. А мы сейчас установим только то, что нужно, ничего лишнего. А главное, ни одна деталь самолета не будет стучать в "Боинг", о том, куда мы летим и зачем. А тебе это надо?

- А как "Боинг" узнает, зачем я лечу? - заинтересовался Олег.

- Тут главное не как он узнает, а сможет ли сообщить. В системе <Нахалявус> даже если и узнает, сообщить об этом никто не сможет. Передатчика-то нет!

Торвальдыч бегал вокруг самолета и привинчивал разные деталюшки. Внезапно он остановился и спросил Олега.

- Да, мы садиться будем?

- Конечно, будем, а как же иначе- удивился Олег.

- Ну, может ты хочешь с парашютом прыгнуть. А если садиться хочешь, то нужно опылитель поставить. У него дополнительная функция. Он равновесие позволяет удерживать при посадке. Но тебе повезло. У меня совсем новый вариант опылителя. С разделяющимися боеголовками.

- А боеголовки-то там зачем? - удивился Олег.

- А их там и нет, - ответил Торвальдыч, - но можно поставить.

Он снял со стены новенький блестящий цилиндр и стал прилаживать его к корпусу самолета. Но опылитель не хотел вставать на место. Торвальдыч нашел нужные чертежи и углубился в их изучение.

- Странно, - пробормотал он, - длина опылителя два аршина. Посадочное место пять футов. Должно входить тютелька в тютельку.

Тут у него родилась новая идея.

- Слушай, а может все-таки без посадки. Я спущусь и буду низко лететь, а ты свесишься и будешь быстро ногами перебирать, а потом нащупаешь землю и отцепишься.

- Нет, - твердо сказал Олег. - Мне с посадкой.

Торвальдыч опять уставился в чертеж.

- А, понял! - внезапно заорал он. - Чертеж от предыдущей модели. Тут два крана нарисовано, а на опылителе их три. Это мы поправим.

Торвальдыч взял лом и с размаху шарахнул по опылителю. От грохота Олег чуть не оглох. После этого опылитель встал на место.

- Да, кстати, за посадку с тебя еще пятьсот баксов. Ты знаешь, что посадка - это самая ответственная операция. Вообще ты меня разочаровываешь. Настоящий полет - это беспосадочный. Ты же не знаешь самого главного. Этот самолет может лететь сутками. Дозаправка в воздухе. Причем, заметь, дозаправка абсолютно бесплатна. Платишь только за керосин. Ну вот все и готово, осталось прикрутить крылья.

- А почему нет крыльев? - спросил Олег.

- Крылья не устанавливаются, потому что можно объединять несколько таких корпусов и привешивать им общие крылья. Называется кластер. А ты попробуй, "Боинги" объедини в кластеры. Это самая последняя мода в авиации. Давай прямо сейчас сделаем кластер и полетим на нем.

- А зачем нужен этот кластер? - спросил Олег.

Торвальдыч посмотрел на него с жалостью.

- Видать, не рубишь ты, парень, в авиации! Ты представляешь, какова ширина опыления у кластера? Ну что, собираем кластер?

- Нет, мне одного корпуса вполне достаточно, - отказался Олег.

Они вытащили самолет из ангара. Начал накрапывать дождик.

- Пойдем за крыльями, - приказал Торвальдыч.

Они зашли в сарай и ухватились за крыло. Крыло было страшно тяжелым.

- Это броневая плита, - пояснил Торвальдыч. - Система "Нахалявус" обеспечивает абсолютную защиту. Этот броневой лист не пробивается даже из "Калашникова".

- Но ведь сам пилот не защищен? - не понял Олег идеи бронированного крыла.

- Так и у "Боинга", если пилота прикончишь, то и самолет разобьется, - пояснил недовольно Торвальдыч. - Любая защита имеет свои пределы.

Олег с этим не стал спорить.

Они приладили первое крыло и пошли за вторым. Второе крыло было явно легче.

- Это крыло из титана, - гордо сказал Торвальдыч. - Космический материал. А эти <Боинги> все из дюралюминия клепают. Это же прошлый век.

Тем временем Торвальдыч прилаживал шикарное кресло позади двигателя.

- Ты видишь, система <Нахалявус> обеспечивает такой комфорт, что <Боингу> и не снилось. Я его делал под себя. Сидит как влитое. А тебе поставим бесплатную жердочку. Занимай место, - приказал Торвальдыч.

Олег уселся на жердочку и вцепился руками в раму. Торвальдыч взял веревку и намотал ее на ось винта.

- Обрати внимание ручной пуск. На "Боинге" электронное зажигание. Так оно отказать может в любой момент. А если взорвется ядерная бомба, то электромагнитный импульс гарантировано уничтожает систему зажигания. А системе "Нахалявус" без разницы любой электромагнитный импульс.

Торвальдыч дернул за веревку. Мотор взревел. Конструкция задрожала.

- Вот видишь. Заводится с пол-оборота. А у "Боинга" от зажигания до форсажа двадцать минут проходит. Это же полный тормоз!

Торвальдыч забрался в кресло и затих.

- А чего мы ждем? - поинтересовался Олег.

- А, это гениальное решение системы "Нахалявус". Сейчас двигатель накачивает колеса. Заметь все происходит одновременно. Это возможно потому, что система абсолютно распараллелена. А ты попробуй у "Боинга" колеса накачай, когда он взлетает!

Торвальдыч расхохотался.

- Это же убожество!

Он взялся за ручку газа и привстал.

- Мотор мешает обзору, поэтому взлетать буду стоя. Именно поэтому в системе "Нахалявус" работают только истинные асы пилотирования. А ты думаешь, летчики на "Боинге" смогут поднять самолет стоя? То-то и оно.

Самолет с ревом побежал по неровному полю. Его страшно трясло. У Олега стучали зубы. Он с трудом удерживался на жердочке.

- Взлет разрешаю! - проорал Торвальдыч и рванул рукоятку на себя. Самолет накренился назад и Олег, не удержавшись, вывалился из самолета и шлепнулся в грязь. Аппарат системы "Нахалявус" оторвался от земли и скрылся в тумане. Затихающий рокот мотора перекрывался голосом орущего песню Торвальдыча: "Мы рождены, чтоб "Боинг" сделать пылью..."