Даниил Шеповалов

Однажды теплым весенним вечером я вдруг осознал, что давно не жил активной сексуальной жизнью. На самом деле в этом нет ничего смешного - последним более-менее волнующим событием, которое можно бы было отнести в разряд романтических приключений, была установка звуковой платы известной китайской фирмы Noname. Существовало, конечно, довольно много выходов из сложившейся ситуации. Можно было, например, воспользоваться "всемирной компьютерной сетью Интернет" (наконец-то мне удалось ввернуть эту стильную фразу) и назначить виртуальное свидание какой-нибудь "Поночке" или "Мега-герл". Однако мой благородный пыл несколько охлаждала мысль о том, что под маской "Поночки" скорее всего, скрывается мой сосед - здоровый сибирский мужик с восьмого этажа. Да и не любили меня фанаты web-чатов и irc. Скорее всего это происходило потому, что я не мог больше минуты наблюдать разговоры вроде:
- Привет, Наташечка!
- Чмок-чмоки!
- Как дела?
- Все хорошо. А у тебя?
- И у меня классно!
- Ну и славно.
и настойчиво советовал всем присутствующим пройти курс интенсивной терапии в институте мозга, подчас аргументируя этот совет незатейливыми русскими выражениями с упоминанием дальних родственников участников чата.
Так или иначе, карьера виртуального Казановы была явно не для меня. Мне хотелось чего-нибудь особого, неповторимого и романтичного, вроде реанимации жесткого диска под звуки песни "Ну а ты, ты кинула, ты ты кинула!". Томимый этими жуткими мыслями, я отправился на улицу в поисках настоящего знакомства с девушкой со всеми вытекающими последствиями в виде цветов с соседней клумбы, разговоров на тему "А вот Кате вчера подарили чудесное колечко с рубином" и стандартного "Все вы, мужики, одинаковые!" в финале.
Однако этим сладким мечтам не дано было осуществиться: в одной из подворотен меня ненавязчиво остановила группа приятных молодых людей, которые вежливо справились о текущем времени суток и температуре окружающей среды, символично поигрывая при этом кастетами. Попутно они также поинтересовались, не могу ли я пожертвовать свои часы, бумажник и куртку в фонд помощи ветеранам русско-японской войны.
Почти во всех руководствах по самообороне вы можете ознакомиться с бесчисленным числом инструкций, содержание которых сводится к "Сломайте нападающему большой палец правой руки и, воспользовавшись его замешательством...". Я же знал только два действительно работающих приема борьбы с гопниками. Однако первый, проверенный годами метод "убегать и прятаться" в данном случае был неуместен, так как все пути к отступлению были перекрыты. Оставался другой, несколько рискованный способ, о существовании которого я узнал от одного из подписчиков конференции RU.SUICIDE. Я гордо выпрямился, расправил плечи и отважно заявил одному из молодых людей:
- Ты кого за ламера пингуешь, мастдай недопатченый?
Парни, видимо, не ожидали от меня такой активности, а потому на мгновение притихли. Я понял, что первая атака удалась, и продолжал нападение:
- Я, значит, всю ночь с серваком трахаюсь - инет поднимаю, чтобы юзеры босса не убили к саксам собачьим, а вы мне тут такой флейм устраиваете?
Было заметно, что товарищ, к которому я обращался, начал нервничать и с опаской поглядывал на мою белую куртку - скорее всего она напоминала ему о рубашках, рукава которых частенько завязываются, причем далеко не спереди. Я понял, что сейчас моя основная задача - не выпустить из рук инициативу, и продолжал с еще большим чувством в голосе:
- Да я же сисадмин, ребята! У меня таких, как вы, мастдаев - пятьдесят человек в одной сетке. Я вашему админу замылю - он вам такую жизнь устроит, что почту без мозгов тоссить будете!
Тут парни начали медленно отступать назад, смущенно бормоча что-то вроде: "Ну, мужик, ведь мы же не знали" и "Да ладно тебе, не горячись", а затем, не дождавшись окончания моей очередной тирады, скрылись в неизвестном направлении, как принято говорить в таких случаях.
Мой романтический настрой был окончательно испорчен, а потому я без зазрения совести отправился к ближайшей станции метро. Я собирался навестить своего старого приятеля Макса, живущего на окраине города. Надо сказать, победа над гопниками довольно сильно повлияла на меня: в метро я не перепрыгнул через ограждение, как обычно, а с невозмутимым видом прошел мимо вахтерши, важно заявив ей, что "У меня запрос на тридцать третье прерывание". Однако, несмотря на свое приподнятое настроение, до Макса я добрался без особых происшествий.
Описать Макса довольно просто. Представьте себе человека, всю одежду которого составляет футболка с надписью "Лейбниц умер, но дело его живет!" и джинсы, лежавшие в сэконд-хэнде еще в то время, когда Ева пересчитывала ребра Адаму, убеждаясь в его верности. Всем своим видом Макс олицетворяет главного героя известной песни "Я сегодня не такой как вчера, а вчера я был вообще никакой!". Любимым его занятием является наблюдение мигающего курсора в какой-нибудь глючной программе, сопровождающееся криками "Нет, ты только посмотри, она ведь весь прогресс бар перерисовывает!". Периодически он, правда, развлекается тем, что звонит мне и часа четыре подряд рассказывает, как полуось может форматировать два диска одновременно и доказывать попутно большую теорему Ферма. Я же не могу отомстить ему рассказами о "гомоморфных образах групп, изоморфных факторгруппам", поскольку дозвониться до него совершенно нереально, а когда это все-таки удается, трубку берет модем.
Итак, я добрался до Макса к десяти часам. Не могу сказать, что он встретил меня с особой радостью: Макс не особо любил людей, тем более живых. Для меня, правда, иногда делалось исключение, поскольку я обладал уникальной способностью не падать в обморок при прослушивании его лекций на тему "использование proc_t структуры процесса для изменения его эффективного uid".
- Макс, - говорю я, выразительно глядя на плакат с полуголой Ларой Крофт. - А нет ли у тебя чего-нибудь... ээээ для души?
- Для души, говоришь, - задумчиво протянул он, шаря рукой под столом в поисках новой бутылки. - Слушай, а какая у тебя операционка?
- Windows'95.
- Виндоус, виндоус, и чего вы на нем все с ума посходили. Ну ведь защиты - никакой. Вчера посмотрел '98 версию - так программисты прям как дети малые, честное слово. Ну как они криэйтят pwl, ну разве можно...
Последовавшие далее слова были понятны мне не более чем утренняя песня пьяного вождя племени Сиу. Однако я уже не слушал Макса: я выхватил из кучи грязных носков в углу компакт-диск с гордой надписью "Windows'98: Final Release", на его обороте был логотип "Warez-подвал дяди Васи" и скромная приписка "остерегайтесь грязных пиратских подделок".
Я бежал по вечернему городу, прижимая к груди это бесценное сокровище. В голове беспрестанно крутилось "О, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух..." Перед моими глазами возникали картины потрясающей красоты. То мимо проплывал файл setup.exe: это был большой голубой пароход, с которого доносились слова берущей за душу песни "Эх раз, да еще раз, да еще много-много-много раз...". Откуда-то из глубины сознания появились сияющие строчки "...и опыт, сын ошибок трудных...". Но их тут же сменил корабельный врач со словами "У пациента обнаружена кровь из носа, наложить жгут на шею?", который вдруг превратился в печального хирурга, произносящего "Мы его потеряли...содержимое ДНК...время смерти...". Вдруг все исчезло и наступила абсолютная тишина. Но через некоторое время до меня стал доноситься слабый голос, постепенно набирающий силу. Я затаил дыхание и отчетливо услышал слова веселой песенки "Нда-нунда-рунда, я увижу об-ла-кА!". Картина опять прояснилась: я видел большой красивый корабль, плывущий по бескрайнему океану звездной ночью. С корабля доносилась красивая музыка, было слышно, как смеялись и пели люди. И лишь далеко впереди был едва различим голубоватый айсберг. Я думал о том, какая чудесная ночь ждет меня, наконец-то я нашел ее, свою единственную и неповторимую...