Колобок. "Авторы": Пушкин, Лермонтов, Блок, Ахмадулина.

Конечно, они не авторы, но я представил как они бы могли разработать сюжет. Автор ваш покорный слуга. Алексей С. Железнов

Начало. Пушкин.

Подруга дней моих суровых,
Старушка дряхлая моя,
Мести сусеки ты готова и утром,
И на склоне дня.
Печь колобки - твоя наука,
Но, боже мой - какая скука
Сметану в тесто добавлять,
Его в кадушке поправлять,
Вздыхать и думать про себя:
Когда же дед сожрет тебя…

Развитие сюжета. Лермонтов.

Я мало жил, и жил в плену,
Таких две жизни за одну,
Да только полную тревог,
Я променял бы - если б мог.
Я так мечтаю в лес попасть
Моя в том пламенная страсть:
Она, как в сдобе червь жила,
Всю мою корочку сожгла.
Она мечты мои звала
От печки душной и кастрюль
В тот чудный мир тревог и бурь,
Где нету дров и нет золы,
Где волки, зайцы и орлы.
Я эту страсть во тьме печной
Вскормил дрожжами и слезой;
Ее пред небом и землей
В себе я боле не держу -
От деда с бабой ухожу.

В лесу. Блок

В лесу над темными полянами
Горячий воздух дик и глух,
И ароматы конопляные -
Весенний и тлетворный дух.

Вдали, походкою прогулочной,
Над скукой загородных дач,
Гуляет заяц с миной сумрачной -
На вид - подонок и палач.

"Тебя я съем" - грозит неистово
Он Колобку за все грехи
Но покидает зайца быстрого,
Наш Колобок под матюги.

Над озером скрипят уключины,
И раздается чей-то рык,
И Колобок, путем измученный
Познал, как это мир велик.

Он здесь волками и медведями
Со всех сторон был окружен.
Как в коммуналке вдруг соседями
Смирен ты или оглушен.

Полно здесь саблезубых кроликов,
Капканов, мин или гранат.
И обожравшись анаболиков
«Memento mori!» все кричат.

И в час полночный, в час назначенный,
(Иль это только снится мне?)
Рыжеет стан, хвостом охваченный.
В туманной движется волне.

И медленно, между капканами,
Идет без спутников краса,
Дыша духами и дурманами,
На сцену хитрая лиса.

И странной близостью закованный -
Сражен ей сразу наповал.
Наш Колобок был очарованный,
Не соблюдая интервал.

Глухие тайны мне поручены,
Мне чье-то солнце вручено,
Дорожек тайные излучины
Вели к кончине все равно.

Эпилог. Ахмадулина

А напоследок я скажу:
прощай, уже ты докатился.
Но я тебя тут не сужу:
Ты на несчастие влюбился.
Лису любя, ты пригубил
погибели. Не в этом дело.
Ты ей доверие дарил,
Но обманула так умело…
Жестокость промаха... Привет…
Дышало сдобой это тело.
Хотел ты видеть белый свет,
И тесто вовремя поспело…
Ты был когда-то колосок
Тебя скосили чьи- то руки,
И, двигаясь наискосок,
Погиб от глупости и скуки…
Так напоследок я скажу…

Алексей С. Железнов ©