- Композитора Александру Пахмутову на улице часто принимали за девочку. Подходили к ней и говорили: "На, девочка, держи шоколадку!" Александра Николаевна тогда очень обижалась и всегда отвечала: "Я не девочка, а композитор Александра Пахмутова!" Но шоколадку брала. Какая же девочка от шоколадки откажется?

- У Игоря Николаева всегда был полный холодильник сала. Потому что Наташа Королева очень его любила. В смысле, сало. Ну, и Игоря, конечно, тоже. Бывало, откроет Наташа холодильник и ну сало трескать. Игорь тогда про нее шутил: мол, втрескалась по уши. А Наташа не обижалась, потому что очень его любила. В смысле, Игоря Николаева. Ну, и сало, конечно, тоже.

- Как-то раз Володя Пресняков перед концертом Филиппа Киркорова все сиденья в зале клеем намазал. Филипп три часа отпел, а народ не расходится. Филипп еще три часа поет, - а народ все в зале. "Вот как меня публика любит!" -подумал Филипп и пел до утра, пока его Алла Борисовна домой не забрала. А зрители в зале еще неделю сидели, пока Юлиан не приехал. Тут уж их никаким клеем было не удержать.

- Влад Сташевский очень любил петь. Но не умел. Бывало и рот раскроет, и глаза закатит, - и все не то! Тут пришел Юрий Айзеншпис, купил ему пиджак с карманами, расстегнул ворот на рубахе и сказал: "Ты теперь секс-символ!" Владику это очень понравилось. Петь он, правда, так и не научился. Но ведь секс-символу это и не обязательно.

- Однажды Володя Пресняков проковырял дырочку в гримерку Анжелики Варум. Позвал ребят - Влада Сташевского, Филиппа Киркорова, Диму Маликова - и давал всем за десять копеек в эту дырочку заглянуть. Филипп посмотрел один раз, покраснел и убежал. Влад Сташевский весь свой гонорар потратил. А Дима Маликов из принципа подсматривать не стал. Сказал, что это нечестно. И очень дорого.

- Филипп Киркоров очень рано начал петь. В пять часов утра. Алла Борисовна проснулась и побила его подушкой. Потому что в пять часов утра даже она не могла слышать, как Филипп поет.

- Разгадывала как-то Наташа Королева кроссворд. Все слова отгадала, только одно осталось, и с ним - ну, никак! Подошла к Игорю Николаеву и спрашивает: "Популярный певец и композитор, восемь букв, первая Н, последняя В?" "Так это же я!"- догадался Игорь. " "Я" не подходит", - сказала Наташа. - "В слове "я" одна буква, а нужно восемь." Игорь ее тогда погладил по головке, накормил салом и уложил спать. А сам взял кроссворд, внимательно посмотрел и убедился, что "я" действительно не подходит.

- Все ребята во дворе слушали "Heavy Metall". Володька Пресняков тащился от "Металлики", Андрей Губин от "AC/DC", Влад Сташевский от "Коррозии металла". Поэтому все стены в подъездах были исписаны этими названиями. А Дима Маликов тоже увлекался металлом, но на стенах писал не "Heavy Metall", а "Head'n'Shoulders ". У него с "Head'n'Shoulders" крнтракт был. А с "Heavy Metall" - нет.

- Все ребята во дворе болели за какую-нибудь команду. Володька Пресняков, например за "ЦСКА", а Влад Сташевский за "Спартак". А Филипп Киркоров ни за кого не болел, и поэтому с ним никто не дружил. Тогда он решил болеть за "ЦСКА". Вышел во двор, стоит, болеет. Тут идут мимо ребята и спрашивают: "Ты за кого болеешь?". "За "ЦСКА", - отвечает Филипп. "А мы за "Спартак" - сказали они и сильно Филиппа побили. Тогда он решил, что за "ЦСКА" болеть плохо. Больно. И стал болеть за "Спартак". Сначала было нормально, а потом его побили болельщики "ЦСКА". Пришел Филипп домой, сидит и уже ни за кого не болеет, а просто плохо себя чувствует. Алла Борисовна пришла с работы и спрашивает: "Что с тобой, Филипп?". "Болею", - ответил Филипп. А за кого, не сказал, потому что не знал, за кого болеет Алла Борисовна.

- 31 декабря вечером Филипп Киркоров, Андрей Губин и Володя Пресняков выставляли к порогу сапожок, а утром бежали смотреть, что им Дед Мороз подарил. И потом друг другу рассказывали. Филиппу все завидовали, потому что у него в сапожке помещалось три килограмма мандарин, не говоря уже о шоколадных конфетах и мягких игрушках - Володьке обычно клали десятка два оловянных солдатиков или индейцев. А хуже всех было Андрею Губину, потому что у него в сапожке с трудом умещались два леденца или один пряник. И то, это если стельку вытащить.

- Решил как-то Володя Пресняков разыграть Аллу Борисовну. Переоделся Юлианом, позвонил ей в дверь и стоит, ждет. Алла Борисовна открыла дверь и, конечно, Володьку сразу узнала, но все равно сильно побила его веником. Очень уж Юлиана не любила.

- Пошел как-то Володя Пресняков в лес гулять, а навстречу ему - Богдан Титомир. Хотел было уже его Володька по голове ударить, а тот вдруг и говорит ему человеческим голосом: "Не бей меня, Володька Пресняков, я тебе еще пригожусь". Подумал, Володька, подумал и как даст ему по голове со всего маху. Потому что точно знал, что Богдан Титомир ему никогда не пригодится.

- Решил как-то Андрей Губин дать концерт. А никто не берет. Туда сунулся, сюда - нет, никому не нужен. Тогда Андрей решил его себе оставить. А когда переезжал на новую квартиру, забыл его на антресолях. А новый хозяин через полгода нашел его и выбросил.

- Пришла как-то Жанна Агузарова в себя. А там никого. Час сидит, второй - никого. Ну, она развернулась и ушла. "В другой раз, - думает, - приду".

- Проснулся как-то Влад Сташевский наутро знаменитым. Пошел, купил на радостях целую бочку пива, пил его весь день и к вечеру страшно распух. Тут пришел домой с работы Юрий Айзеншпис, посмотрел на него и говорит: "Эк тебя, братец, раздуло". "Да уж," - сказал Владик, не удержался и лопнул. А на следующий день в газетах написали, что у Юрия Айзеншписа лопнул очередной проект. С треском.

- Как-то раз Володька Пресняков решил притвориться больным, чтобы на свой концерт не идти. Засунул градусник в стакан с кипятком и позвал родителей. Они как температуру увидели, сразу позвонили в концертный зал "Россия" и сказали, что Володька сегодня на концерт не придет, потому что он заболел. Лежит Володька дома один, мультики смотрит. Позвонил Филиппу и похвастался. А Филипп ему очень позавидовал и тоже решил притвориться, чтобы вечером на репетицию не ходить. "Ты притворись, что у тебя свинка - посоветовал ему Володька. И вот приходит Алла Борисовна домой, а Филипп стоит на четвереньках и хрюкает. "Что с тобой, Филипп?" - спрашивает она его. "Я, Алла Борисовна, по-моему свинкой заболел", - отвечает Филипп. Ну, тут она, конечно, все сразу поняла и на целый месяц его в гастрольный тур отправила, так что он даже первых пять серий "Капитана Врунгеля" пропустил.

- Алла Борисовна всегда ругалась на Володю Преснякова за то, что тот на Филиппа плохо влиял. Разным плохим словам его учил, сигареты подсовывал, а потом взял и рассказал, откуда берутся дети. Но Филипп ему не поверил, потому что он точно знал, что детей аист приносит. Это ему Алла Борисовна рассказала. А ей он верил бесконечно.

- Играли как-то Дима Маликов, Володя Пресняков и Филипп Киркоров в прятки. Володька водил. Ну, Филипп, как всегда, за занавеску спрятался, и Володька его сразу нашел. А Диму найти никак не мог и полез в шкаф. И там в коробке из под обуви обнаружил композитора Владимира Шаинского. Оказалось, что его еще с позапрошлого раза забыли, когда Илья Резник водил.

- Прислали как-то Филиппу Киркорову родственники из Болгарии импортные туфли. Но с размером не угадали. Туфли-то 59 размера, а у Филиппа - 86-й. Он тогда правый ботинок подарил Андрею Губину, а левый - Диме Маликову. Дима из своего ботинка сделал скворечник. А Андрей свой до сих пор носит; только он ему немного в плечах жмет.

- Устроил как-то Игорь Николаев день рождения Наташе Королевой. Алла Борисовна привела Филиппа, Юрий Айзеншпис - Влада Сташевского, а Володька Пресняков сам пришел. Ну, сначала, конечно, свечки задули, а потом Алла Борисовна с Игорем и Юрием Айзеншписом за столом остались, а ребят в Наташкину комнату отправили. Через минуту Наташка прибегает вся в слезах и говорит, что Володька глупости показывает. Все стали смеяться, а Игорь Николаев почему-то обиделся, А потом позвонил и пожаловался Володькиным родителям. И те его пообещали ремнем отстегать и в гастрольный тур не пустить. Чтобы там глупости не показывал.

- Бог дал человеку разум. Жанне Агузаровой он дал голос. А группе "На-На" бог дал Бари Каримовича Алибасова. И ей, как выясняется, больше ничего и не нужно.